FeedDinner 2018
ЛІГАБізнесІнформ. Страны, входящие в состав продвигаемого Россией Таможенного союза, приостановили импорт мясных продуктов от более чем двадцати украинских предприятий.

Запрет объясняют не подтверждением выполнения некоторыми поставщиками ветеринарно-санитарных требований.

Упреки в отношении украинской продукции со стороны России звучат все чаще, что наводит на мысль о политическом подтексте или, как минимум, влиянии непростых отношений с северным соседом на решения по импорту продуктов из Украины, пишетЛIГАБiзнесIнформ.

О том, насколько объективны последние ограничения, как в связи с этим изменятся цены на мясо, а также о том, стоит ли Украине принимать ответные меры в мясной войне, в эксклюзивном интервью корреспонденту ЛІГАБізнесІнформ рассказал генеральный директор Украинского клуба аграрного бизнеса (УКАБ) Владимир Лапа.

- Видите ли вы объективные, обоснованные причины для таких ограничений, или это больше похоже на придирки?

- Вопрос очень сложный и говорить о каких-то однозначных выводах не приходится. Если мы помним историю 2005 года - тогда вообще был запрещен экспорт украинской мясомолочной продукции в Россию и на уровне министров звучали фразы, что это политическое давление на Украину, прессинг новой власти и т.д.

Однако, в конце концов, в Украине никто так и не опроверг ряда критических замечаний и фактов в отношении поставок украинской продукции, которые тогда были опубликованы на сайте Россельхознадзора.

(Следует отметить, что на момент выхода интервью информация о том, что документ с результатами проверки был получен украинской стороной по официальным каналам, отсутствовала; однако позже получение документа было подтверждено, - ред.)

Поэтому я считаю, что здесь присутствует комбинация многих факторов. С одной стороны, в отдельных случаях (и это необходимо открыто признать) Украина время от времени дает поводы российским контролирующим органам для упреков - или отдельные предприятия, которые не всегда адекватно относятся к необходимости поставок продукции исключительного качества.

С другой стороны, за последние полтора месяца в России развернулась большая информационная кампания относительно того, что украинских сыров поставляется слишком много, и что это сужает место для российских производителей.

Снова-таки, в ходе этой кампании использовались утверждения о том, что эта продукция не всегда производится на 100% из молока. Но главное, чтобы она отвечала нормам качества и безопасности. Этот фон, который был создан в России, в существенной мере влиял на позицию контролирующих органов.

- Все же есть влияние информационного фона...

- Необходимо признать очевидный факт, что во многих странах система качества и безопасности работает не только для удовлетворения требований потребителей, но и для устранения конкуренции со стороны импорта или ограничения такой конкуренции. И это встречается не только в России, но и в Европейском Союзе и в других развитых странах.

Поэтому в таких случаях необходимо все-таки более внимательно относиться к тому, чтобы было меньше прецедентов. Если даже вводятся такие ограничения, лучше чтобы они касались не 80% предприятий, а, скажем, одного-двух.

Украина и Россия - выходцы из одного лагеря, и я считаю, что на большинстве российских предприятий ситуация не намного отличается от украинских. То есть здесь все-таки необходимо, чтобы была определенная прозрачность - требования к импортной продукции не должны быть более жесткими, чем к продукции, производимой в России.

Мы видим, что и в самой России есть определенный проблемы, в частности, с распространением африканской чумы свиней. Другое дело, что это внутренний фактор, экспортные рынки для них не актуальны.

- Ранее была введена заградительная пошлина на ввоз карамели в Россию. Затем появились обвинения в адрес украинского сыра. И все это – за последний квартал. В чем причина такого ужесточения со стороны России? Это обида за отказ от вступления в Таможенный союз (ТС)?

- Напрямую я бы так не говорил. Но в любом случае, на экономические отношения влияет политический фон. Можно закрывать на это глаза или не закрывать. И когда политический фон не очень благоприятный, то Россия не закрывает глаза. То есть здесь есть влияние, но не прямое.

- Можно ли сказать, что, по сути, речь идет об ограничении ввоза в Россию, или все же доля мясного экспорта в Беларусь и Казахстан достаточно велика?

- Даже до последнего решения у украинских предприятий были проблемы - не только с экспортом, но и с транзитом по Российской Федерации. А если говорить о масштабах рынка, то в запрете импорта в первую очередь заинтересована Россия.

Поставки свинины в Россию, насколько я знаю, осуществлялись частично, в основном это была раньше Молдова. А вот по говядине - это однозначно Россия.

- Что означает мясной запрет для украинских компаний? Насколько катастрофично это ограничение, какими могут быть потери?

- Конечно, введение запрета окажет влияние на украинский рынок. Например, закупочные цены на говядину достаточно существенно выросли как раз после того, как увеличились объемы экспорта в Россию. То есть внутренние цены подтянулись к российским, и это положительно повлияло на экономику производства говядины.

То же самое по молоку. Одно дело, когда производство ограничено внутренним рынком, другое - если есть отдушина в виде экспорта сыров на российский рынок. Это, соответственно, формирует несколько более высокий уровень закупочных цен на молоко на внутреннем рынке.

Если говорить в целом, то Украина является нетто-экспортером достаточно больших объемов молочных продуктов, в основном за счет тех же сыров. И если эти поставки не будут возобновлены, можно будет ожидать коррекцию внутренних закупочных цен на молоко в сторону снижения.

Мы помним опыт 2005 года, когда цены обвалились, но тогда был полный запрет экспорта. А тут не настолько жестко, и все-таки есть надежды, что те предприятия, которые поставлены под дополнительный контроль, устранят замечания, и экспорт в Россию будет постепенно восстанавливаться.

- Какие ответные меры может принять Украина? Какие инструменты в продуктовой войне нам доступны сегодня?

- Условно говоря, есть большие вопросы, стоящие приоритетно на повестке дня. Это и газовые отношения, и механизмы взаимодействия в режиме 3+1 (с членами Таможенного союза, - ред.) и т.д.

И тут возникает вопрос: если попробовать по таким сегментным вопросам, как экспорт мясомолочной продукции, принимать какие-то жесткие меры, это негативно отразится на тех глобальных вопросах, по которым, с точки зрения украинского правительства, прогресс более целесообразен. То есть здесь возможности объективно влиять на ситуацию - ограничены.

А для того, чтобы жестко ставить вопросы, необходимо не делать ошибок.

- То есть Украина, по Вашему мнению, не примет в ответ никаких мер?

- Лучшим ответом было бы усиление контроля на тех предприятиях, которые экспортируют в Россию, чтобы продукция в 100% случаев отвечала требованиям, установленным в Таможенном союзе. Тогда, по крайней мере, возможностей для маневра у Украины будет намного больше.

- Украинский МИД видит участие в Таможенном союзе в формате 3+1, без фактического вступления в союз. При этом Украина держит курс на зону свободной торговли с ЕС. По Вашему мнению, украинским аграриям выгоднее войти в союз с Россией или ЕС?

- В принципе есть опыт Беларуси по вхождению в ТС. И надо сказать, что вхождение в ТС, по крайней мере, на примере Беларуси, не означает получение доступа к российскому рынку. И по рынку сахара, сыров, молочной продукции речь идет о наличии ограничений, то есть тех или иных квот на поставку продукции.

А если таких формальных ограничений нет, то они есть на неформальном уровне. То есть создаются межгосударственные ассоциации, которые на понятийном уровне договариваются, что такие-то объемы должны экспортироваться, и больше нельзя.

Снова-таки, если ты не придерживаешься этих договоренностей, у России всегда есть возможность применить другие меры.

И в том и другом случае, по сути, речь не идет о полном доступе к рынку, примем ли мы решение о вступлении в ТС или создадим зону свободной торговли с ЕС. И в том, и в другом случае речь будет идти об ограниченном доступе на рынок.

Я думаю, с точки зрения Украины было бы неправильно говорить, что нам не интересен рынок России или ЕС.

Все-таки нужно искать возможность гармонизировать интересы.

- От кого будет зависеть успешное решение вопроса с мясным ограничением? При каких условиях украинские производители смогут вернуться на рынок?

- Здесь альтернативы исправлению ошибок там, где они были, нет. Поэтому необходимо уже с исправленными ошибками инициировать проверки.

Я допускаю, что по некоторым украинским предприятиям замечания были не настолько существенными, просто, как говорится, попали под раздачу. В конце концов, система качестве и безопасности в большинстве стран настолько сложная, что при желании можно найти зацепку на любом предприятии в любой стране.

В том же ЕС, где по общему признанию регулирование достаточно комплексное, возникли проблемы с пророщенными бобами.

- Имеют ли возможность украинские производители мяса переориентироваться в краткосрочном периоде на другие рынки?

- Найти новый рынок сбыта это, в любом случае, не неделя и не месяц. Это - более среднесрочная политика. Но при этом объемы экспорта мяса пока не настолько велики, чтобы как-то критически повлиять на украинский рынок.

По говядине поставки в Россию были неплохим ресурсом, чтобы повысить внутренние цены хотя бы до уровня себестоимости. По свинине (если брать объемы внутреннего рынка и учитывать, что часть продукции поставлялась не в страны ТС, а в другие страны) ситуация менее критическая, также как и по мясу птицы, где львиная доля поставляется на внутренний рынок.

- То есть больше всего пострадают производители говядины?

- Да. В меньшей мере свинина. По говядине будет влияние не только на мясоперерабатывающую промышленность, но и на непосредственных производителей, так как если не будет российского рынка, не исключено, что цены на говядину подсядут и, соответственно, будут снижаться закупочные цены н крупный рогатый скот.

Снижаться цены будут не в виде тенденции, а как некоторая коррекция. С другой стороны, поголовье крупного рогатого скота падает, объемы предложения не такие уж и большие, и это сбалансирует ценовую картину, тем более что у части предприятий осталась возможность экспорта.

- Может ли это означать, что цены на мясо и мясопродукты в Украине для обычного потребителя несколько снизятся, так как предложение продукции на внутреннем рынке увеличится?

- Для потребителя, если всю украинскую продукцию закрыть на внутреннем рынке, конечно, цены снизятся, но пока о полном запрете речь не идет. С другой стороны очевидно, что должен быть какой-то баланс, потому что если экономики нет - будут вырезать поголовье, и это все равно аукнется через полгода-год.

- Если говорить о рынке ЕС, когда он станет доступным для украинских производителей мяса?

- По мясу птицы ожидается, что осенью. По крайней мере, на основе той информации, которой мы владеем, европейские коллеги попросили уточнить некоторые технические детали, но в целом инспектирование прошло положительно. Поэтому экспорт в ЕС может начаться уже скоро. А по другим видам мяса речь не идет о месяцах.

- Речь идет о поставках в ЕС единичных компаний?

- Система в ЕС построена следующим образом: они приезжают с проверками, но они на примере конкретных предприятий проверяют не только предприятие, но и систему качества и безопасности. Если они удостоверяются, что система качества и безопасности в целом и в том числе на примере конкретных предприятий отвечает их требованиям, они дают разрешение на экспорт стране.

И потом, если они убедились в возможности контролирующих органов обеспечивать надлежащий контроль, то тогда они делегируют полномочия по определению предприятий местному уполномоченному органу.

Однако, в конце концов, мониторинг происходит, и там нет права на ошибку. Потому что, так же как разрешение дается, таким же образом, если будут замечания, оно пересматривается.

В целом логика такова: украинские инстанции, которые отвечают за качество и безопасность продукции, должны гарантировать соответствие той продукции, которая поставляется в ЕС, их требованиям.

- Не кажется Вам подозрительным то, что результаты проверок европейскими инспекторами украинских производителей мяса птицы были положительными, а российские инспекторы обнаружили недостатки?

- С одной стороны, определенное противоречие здесь есть, но с другой стороны, россияне часто говорят, что у них требования по качеству и безопасности по некоторым позициям даже выше, чем в ЕС. То есть речь идет о том, что по ряду позиций могут быть более высокие требования в России, чем в ЕС.

Как такового, здесь большого парадокса нет
FeedDinner 2018